Клэй Шёрки: Об оппозиции институций и сотрудничества. Часть 2

А вот и другой пример, более мрачный. Перед вами фотографии с Flickr, имеющие тег «Ирак»… И все трудности с координационными издержками, в случае с Парадом Русалок, становятся здесь ещё более ощутимы. Больше изображений. Больше фотографов. Охвачена большая территория. Фотографии сделаны в более длительный период времени. И хуже всего, что приведённый внизу расчёт, примерно 10 фотографий на одного фотографа, ложь. Математически верно, но фактически ни о чём не говорит, потому что в этой системе важно не среднее. Важно следующее.

Перед вами график фотографий с тегом «Ирак», снятых 529 фотографами, которые сделали всего 5 445 снимков. Они отсортированы в порядке уменьшения числа фотографий на одного фотографа. Вы увидите, что в этой части, наиболее плодовитый фотограф сделал около 350 снимков, несколько человек сняли сотни фотографий. Затем, десятки людей сделали десятки фото. Наконец, в данной области мы имеем 10 и менее фотографий и длинный пологий хвост. К середине графика вы получите сотни людей, сделавших всего по одной фотографии. Это называется степенной закон распределения. Он часто проявлятся в свободных социальных системах, где люди могут вносить любой вклад по своему желанию. Зачастую вы получаете именно это. 

Согласно математическому закону данного распределения, занимающий n-ю позицию, производит 1/n-ую долю от суммы всего измеренного, относительно вклада человека на первой позиции. В таком случае можно ожидать, что десятый фотограф сделает примерно одну 1/10 часть, а сотый, если считать от самого плодовитого, - 1/100 от количества фотографий первого фотографа. Начало графика может быть более крутым или пологим. Но эта математическая основа работает и для крутой кривой и для длинного пологого хвоста. Любопытно, что подобные системы по мере их роста, не сходятся в одну точку, они ещё больше расходятся. В больших системах начало графика становится ещё больше, а хвост длиннее, так что дисбаланс увеличивается. Видно, что центр тяжести графика сильно смещён влево. И вот насколько. Если взять первые 10% фотографов, внёсших вклад в эту систему, то на них придётся ¾ всех сделанных фотографий. Всего лишь 10% наиболее плодовитых фотографов. Если спуститься до 5%, вы по-прежнему можете рассчитывать на 60% фотографий. Возьмите 1%, исключив 99% вклада группы, и вы по-прежнему имеете почти четверть снимков. Из-за этого смещения влево среднее значение также находится левее. И как бы ни странно для нас это звучало, но вклад 80% участников составляет значение ниже среднего. Странно, потому что среднее и середина, будут примерно одинаковы, но это совсем не так.
 

Эта математика лежит в основе правила «80/20». Правильно? Когда речь идёт о правиле «80/20» именно это и имеется ввиду. Так? Что 20% товара приносят 80% выручки, 20% пользователей потребляю 80% ресурсов – речь идёт об этом правиле. У организаций есть лишь два инструмента: кнут и пряник. И 80%-я зона – это зона где кнута и пряника нет. Затраты на содержание организаций не подразумевают невозможность просто использовать работу людей в институциональных рамках. Институциональная модель всегда стремится в область слева, используя этих людей как наёмных рабочих. Позиция этой модели такова: «Я могу получить 75% стоимости, наняв 10% людей. Здорово! Это я и сделаю». Модель кооперативной инфраструктуры говорит: «Почему вы хотите отказать от четверти стоимости? Если дизайн Вашей системы, заставляет отказаться от четверти стоимости, измените его. Не соглашайтесь на затраты, которые препятствуют вашему сотрудничеству с этими людьми. Постройте систему так, чтобы все могли внести вклад в любом объёме». 
 
Таким образом, координационную модель интересуют не качества этих людей как наёмных рабочих, а их вклад. Вот здесь у нас пользователь Flickr Психо Милт, который предоставил всего один, и только один снимок с тегом «Ирак». Название фото «Неудачный день на работе». Вопрос в том, хотите ли вы это фото? Да или нет. Вопрос не в том, хороший ли работник Психо Милт. Противоречие здесь между тем, какие возможности предоставляет организация, и тем, какие преграды она ставит. Когда вы в левой области данного распределения, вы имеете дело с людьми, которые много работают для производства большого количества нужного вам материала, вы в мире организаций, предоставляющих возможности. Вы можете нанять этих людей, скоординировать их работу и получить некий результат. Но когда вы вот здесь, внизу, где Психо Милты по всему миру добавляют лишь одну фотографию, организации становятся препятствием. Организации ненавидят, когда им говорят, что они препятствия. Первое, что случается, когда проблема приобретает законный статус, это немедленная замена первичной цели организации, какой бы она ни была, на самосохранение. А значение реальной задачи организации падает в геометрической прогрессии. Правильно? Итак, когда организациям говорят, что они стали помехой, и есть другие способы координации ценностей, у них начинается что-то вроде стадий скорби по Кюблер-Росс – реакций человека, узнавшего о своей смертельной болезни: отрицание, гнев, стремление поторговаться, принятие. Многие корпоративные системы, которые мы видели, ещё не добрались до стадии принятия. Многие, многие организации всё ещё в фазе отрицания, однако в последнее время наблюдается всё больше гнева и стремления договориться.

Прямо сейчас есть прекрасный небольшой пример этого. Во Франции автобусная компания судится с людьми, которые по предварительной договорённости бесплатно подвозят друг друга на личных автомобилях до работы, поскольку факт координации людьми своих усилий для общего блага, приносит ей убытки. Можете проследить за развитием событий в газете «Гардиан». Довольно забавно. Если брать шире, то вопрос в том, как быть со стоимостью в этой нижней области (правая часть графика – В.Н.)? Как её зафиксировать? Организации, как я уже сказал, по сути своей не могут это сделать. Стив Баллмер, в данный момент генеральный директор «Майкрософт», выступая с критикой Linux пару лет назад, сказал, что бизнес, созданный тысячами программистов, внесших свой вклад в развитие Linux, это миф. Взглянув на тех, кто работал в Linux, мы видим, что большинство патчей были написаны программистами, чей вклад ограничился одним-единственным патчем. 


В недовольстве Баллмера слышался отголосок этого распределения. И понятно, почему, с его точки зрения, это плохая идея. Так? Мы нанимаем программиста, он приходит, пьёт нашу «Колу» и играет в «Foosball» три года и выдаёт только одну идею. Так? Плохой сотрудник! Правильно? С позиции Психо Милта важно, а была ли это хорошая идея? Что если это был защитный патч? Если это защитный патч от переполнения буфера, которых не хватает «Windows». Вам нужен этот патч, правильно? Факт того, что один программист может, не вступая в профессиональные отношения с организацией, единожды улучшить Linux и никогда больше не появиться, должен ужасать Баллмера. Потому что подобная стоимость не контролируема в классических институциональных рамках, но является частью кооперативных систем ПО с открытым кодом, файлообмена, Википедии. Я привёл много примеров из Flickr, но подобное можно встретить везде. 


Продолжение здесь>>

Комментариев нет:

Отправка комментария