Открытое vs. Открытое

Открытое обучение
Итак, Интернет всё больше становится тем, чем задумывали его создатели. Открытость становится тем катализатором, который двигает Сеть в сторону свободы (что подразумевает, в том числе, и бесплатность) доступа к информационным ресурсам, меняет подходы и принципы организации бизнеса, которые раньше казались незыблемыми. Очень подробно о происходящих изменениях рассказано в книгах «Викиномика: Как массовое сотрудничество изменяет всё» (Дон Тапскотт, Энтони Вильямс), а также в «Что моё – твоё: Восстание совместного потребления» (Рэйчел Ботсман, Ру Роджерс). И, стоит заметить, это лишь начало пути.

Однако пока отнюдь не очевидно, смогут ли происходящие процессы сделать более динамичной и открытой систему образования. И вообще, нужны ли там какие-либо качественные изменения. Для кого-то даже эти достаточно общие фразы могут показаться спорными. Можно вспомнить и ранее упоминавшиеся организации, работающие уже не одно десятилетие в логике дистанционного образования и e-learning. Сюда попадают и образовательные учреждения, в которых учебный процесс выстроен исключительно на этих технологиях (как, например, Открытый университет Великобритании), и те, для кого «факультеты дистанционного обучения» являются одной из многих схем получения доходов. Благо дело скорость прогресса Интернет-технологий позволяет обеспечить быструю окупаемость таких бизнес-проектов. Но все они выстраивают свою организационную структуру вокруг двух базовых процессов: перелицовка содержания академических программ в Интернет-контент и перевод отдельных составляющих учебного процесса (промежуточный контроль знаний в виде тестов, лекций, групповых обсуждений) на виртуальные рельсы.

Я далёк от того, чтобы критиковать подобный подход. Несмотря на достаточно солидный возраст эта бизнес-схема, работает, а значит, удовлетворяет определённый социальный запрос. Однако для тех, кто прибегает к обучению в таких структурах, есть определённые ограничения. На первый взгляд, может, и не столь существенное. Они ограничены своими ресурсами: то есть получают доступ к такому учебному содержанию, за которое способны заплатить. И, как следствие, другое ограничение: обучаются в той среде (с теми преподавателями и со-обучающимися), которую предоставило учебное заведение. Да и условия, и режим обучения выбирать не придётся: на 60% всё будет так, как предписывает применяемая технология обучения, и на 40% - как получится. Всё это позволит стать заложником подобного рода организационных структур в мире, где технологии позволяют самому выбирать партнёров по обучению, самому делать выводы о том, насколько предлагаемое учебное содержание нам необходимо и будет нами востребовано.

Понимая это, «открытые университеты» всё больше делают упор на эксклюзивность своих образовательных ресурсов (учебных и методических материалов). И при определённых условиях это может являться плюсом. Но ситуация постепенно меняется и в этом плане. В пространстве Интернет появляется всё больше достаточно качественного образовательного контента, инициаторами создания которого выступают сами университеты.

Наиболее знаменитой и масштабной инициативой такого рода стал проект OpenCourseWare (OCW) Массачусетского технологического института. Академические курсы преподавателей одного из ведущих университетов США были выложенные в открытый доступ и со временем обросли большим количеством интерактивного мультимедийного Интернет-контента. Нельзя сказать, что у этого проекта были какие-то чёткие образовательные цели, кроме заявленной на сайте миссии МТИ «продвигать знания и образование и служить в XXI веке всему миру». Скорее уж это достаточно оригинальный способ презентации МТИ в Сети. Однако, сделав ставку на «открытость», реализация OCW дала ряд значимых эффектов. Первый из них, что примеру МТИ последовали другие учебные заведения США и ряда других стран, которые позднее объединились в так называемый OpenCourseWare Consortium. Создание постоянно растущей базы образовательных ресурсов, которые изначально были ориентированы на преподавателей, привело в свою очередь, к тому, что пользователи стали использовать её для самообразования. Учитывая это, руководители OCW запустило в 2010 году  новый проект - OpenStudy Groups, благодаря которому студенты, использующие опубликованные материалы курсов получили возможность общаться между собой.

Создание OpenCourseWare Consortium знаменовало собой появление движение по созданию открытых образовательных ресурсов. (К слову сказать, одним из членов Консорциума является проект OpenLearn, запущенный лидером мирового дистанционного образования Открытым университетом Великобритании). Как правило, проекты, реализуемые в рамках этого движения, имеют три основных признака: 1. бесплатность доступа, 2. материалы представляются в «открытых» форматах, позволяющих использовать и изменять контент, а также комбинировать отдельные его элементы; 3. работают с использованием «открытого» программного обеспечения и сервисов, которые могут применяться пользователями в собственных целях. Эти принципы реализуется в «открытых» проектах, содержание которых (включая медиа-контент, сведения и данные образовательного и научного назначения, официальную информацию) ориентировано на свободное, повторное использование, возможность изменения, адаптации и распространения «без правовых, социальных и технологических ограничений».

Последний аспект был особо акцентирован в Кейптаунской декларации открытого образования. Помимо обозначенного выше понимания «открытости» и «стратегий обогащения открытых образовательных ресурсов и увеличения их влияния» в ней обозначен очень важный аспект. По мнению авторов декларации, открытые образовательные ресурсы «сеют зерна новой педагогики, согласно которой педагоги и ученики вместе создают, формируют и развивают знания и вместе пользуются ими, углубляя свои навыки и понимание». Однако кроме такого довольно декларативного заявления, об этих «зернах» ничего не сказано. Поэтому с этим и будем разбираться в последующих постах.

Комментариев нет:

Отправка комментария